Вопросы
21 июня 2021 1.4 тыс 0

Война и мир: как экономические передряги и масштабные конфликты влияют на рождаемость

Что же подталкивает людей к зачатию детей в неспокойные периоды

1.4 тыс 0
Война и мир: как экономические передряги и масштабные конфликты влияют на рождаемость

Когда в 2020 году в мир пришла пандемия коронавируса и люди засели по домам, многие эксперты размышляли о том, как эта ситуация скажется в ближайшее время на рождаемости. Одни упирали на то, что, проводя много времени со своей семьей и близкими, люди будут чаще задумываться о рождении детей. Другие говорили, что в смутные времена большинство, скорее, откажется от родов: когда в мире ничего непонятно, не все решатся дополнительно усложнить жизнь.

Через год после начала пандемии уже можно говорить о некоторых результатах. Ученые утверждают, что пандемия скорее привела к падению рождаемости, нежели к ее росту. Это подтверждают данные из Италии, несколько независимых исследований в США и результаты опросов европейских граждан. Так все-таки как действуют люди во времена неурядиц и почему рожают, несмотря ни на что?

Наверное, самое известное поколение людей, родившихся во времена невзгод, проблем и апокалиптических настроений, — это беби-бумеры, появившиеся на свет во время или вскоре после окончания Второй мировой войны. Бум рождаемости во всех странах проходил по-разному: где-то он был очень ярко выраженным, как в СССР, США, Франции и Великобритании, где-то не очень, как в Италии или Греции, а где-то его практически не было, как, например, в Бразилии.

Поколение беби-бумеров сыграло огромную роль в 20 веке. Оно бунтовало против родителей, создавало контркультуру и, кроме того, успело пожать плоды экономического роста, наблюдавшегося на протяжении трех послевоенных десятилетий во многих европейских странах, Северной Америке и Австралии. Но что же подталкивало людей рожать, несмотря на то, что будущее было весьма неопределенным, а экономические условия, мягко говоря, нестабильными?

Это не самый простой вопрос. Исследователи, изучавшие фертильность американских женщин в 19-20 веке отмечают, что за это время среднее количество детей, приходящихся на одну белую женщину, упало с семи до двух, при этом с 1941 по 1959 год этот нисходящий тренд изменился и женщины начали рожать все больше и больше детей. Общее мнение по этому вопросу часто объясняет феномен роста рождаемости послевоенной атмосферой оптимизма и начавшимся вскоре экономическим ростом. Звучит убедительно, но, как часто бывает с расхожими мнениями, к этой точке зрения очень много вопросов: рост фертильности начался, во-первых, еще до завершения Второй мировой войны, а во-вторых, до окончания периода нестабильности в экономике.

Детская клиника в Торонто, 1950 год

В общем и целом, беби-бум остается загадкой. Ученые предлагают множество самых разных версий, которые могли бы объяснить его неожиданное начало и такой же неожиданный конец. Одни упирают на важность экономического роста, который наблюдался во многих странах после Второй мировой войны; другие объясняют это возросшим значением женского труда; третьи предлагают связь между рождаемостью, доходом и субъективным благополучием; кто-то говорит о техническом прогрессе, удешевившем содержание детей; а некоторые — о неэффективности тогдашней контрацепции.

И все же какие еще причины могут подталкивать людей к рождению детей в неспокойный период?

Деньги на первом месте

Экономическое положение многими современными демографами ставится на первое место среди факторов, влияющих на падение или рост рождаемости. Ученые исходят из того, что долгосрочное увеличение средних зарплат в конечном счете приводит к падению рождаемости. Это лишь гипотеза, но довольно убедительная.

Возьмем для примера Первую мировую войну — грандиозный конфликт, переместивший огромные массы населения, разрушивший старый уклад жизни и приведший к гибели миллионов человек. За четыре года войны уровень рождаемости во Франции, Германии, Великобритании, Бельгии и Италии сократился примерно вдвое. Показательно, что во Франции снижение уровня рождаемости за время войны составило 1,4 млн случаев, что примерно равно общим военным потерям страны.

Ученые предполагают, что дело было не только в нехватке мужчин необходимого возраста (хотя и в этом тоже), но и в ухудшении экономической ситуации. Женщины во время войны сильно потеряли в доходах, поскольку большинство мужчин отправилось на войну. Они не могли быть уверены в том, что муж вернется после войны и поможет воспитывать ребенка или что удастся найти нового партнера. На размышления влияли и изменения в характере экономики: многие ее сектора были заполнены работающими женщинами. У них просто физически не оставалось времени на домашнее хозяйство и заботу о детях.

Подобная ситуация приводила к тому, что рождение детей откладывали на потом, до лучших времен. Французская статистика это подтверждает: сразу после окончания Первой мировой в стране произошел настоящий взрыв рождаемости. У него, впрочем, были свои пределы. Из-за дефицита мужчин и перемен в экономике полностью компенсировать военные потери в короткие сроки этот всплеск не мог.

Такая картина характерна практически для всех войн, которые всегда наносят серьезный удар по рождаемости, сопровождаются недостатком мужчин в обычной жизни и экономическими проблемами. В США во времена Гражданской войны рождаемость упала на 12 %, в Германии после Второй мировой — на 17 %, в России после Первой мировой, Октябрьской революции и Гражданской войны — на 24 %. Как экстремальная ситуация, война оказывает огромное влияние на рождаемость.

Больше традиций — больше детей

Но не только она одна. Деньги и экономическое процветание могут иметь и обратный эффект: чем в стране их меньше, тем чаще в ней рожают. В бедных или ограниченных в ресурсах странах, как правило, довольно высокий прирост населения. В таких местах дети необходимы семьям и государству в качестве рабочей силы. Учитывая, что страна не может обеспечить достаточную социальную защиту, родители ожидают ее от своих детей, — и чем больше их будет, тем лучше.

Кроме того, в таких странах, как правило, менее доступна контрацепция (из-за сравнительно более высокой стоимости), ниже уровень образования и крайне редко распространено серьезное отношение к планированию семьи. Свою роль играют и традиции и религия.

Последние факторы критически важны. Более бедные общества зачастую более традиционные и предполагают для женщин меньше свободы, меньше вариантов выбора жизненных возможностей. В таких странах доминируют мужчины, женщины же мыслятся как домохозяйки, хранительницы очага.

Важно также учитывать, что в традиционных культурах или религиозных обществах высока доля предубеждения против контрацепции, как это было раньше в католических странах. В Ирландии продажа контрацептивов была запрещена до 1980 года, и за 10 лет после ее легализации уровень рождаемости в стране упал с 3,25 родов на женщину до 2,09 (в 2019 году он и вовсе составил 1,7). Подобное произошло и в Италии: с 1971 по 2019 год рождаемость сократилась вдвое. В Испании после окончания диктатуры Франко и перехода к демократии рождаемость упала больше чем на треть. В Румынии, где в советское время аборты были запрещены, уже через пять лет после падения социализма рождаемость сократилась с 2,2 родов на женщину до 1,4.

Женщина несет ребенка. Сьерра-Леоне

Традиционное и бедное общество борется за свое выживание, дети для него — это постоянно требующийся ресурс, который не потеряется и не исчезнет. Дети мыслятся как подспорье, как нечто необходимое для дальнейшей жизни. Неслучайно первые позиции по уровню рождаемости в мире занимают наиболее бедные страны: Нигер, Сомали, Конго, Мали, Чад, Ангола, Бурунди и Нигерия, — в то время как меньше всего рождается детей в самых развитых регионах мира. Карьера, образование, социальное положение, возможности реализации — все это ведет к сокращению чрезмерной рождаемости.

Шок и трепет

Демографические процессы медленные и подвержены большому количеству влияний. На них сильно воздействует экономика и долгосрочная стабильность общества, а кроме того, половозрастная структура населения в разных группах. Поэтому кратковременные шоковые состояния вроде войн, экономических рецессий и пандемий могут оказывать на демографию влияние, но весьма ограниченное. Во многом это приводит к так называемой отложенной беременности, которая отчасти перекрывает потери от экстремального момента.

Вместе с тем долгосрочное экономическое состояние общества и общий его прогресс влияют на рождаемость сильнее всего. В развитой стране человеческая жизнь стоит дорого и повышать рост рождаемости можно созданием сложной системы мер социальной поддержки, экономического и социального стимулирования, бонусами на образование и налоговыми вычетами, ведь в таком обществе к рождению ребенка относятся серьезно и стараются просчитывать свои возможности.

Поэтому стремление рожать больше детей, которое можно наблюдать сразу после кризисов и войн, — это компенсаторное явление с очень кратковременным потенциалом. Крайне редки ситуации, когда оно может оказать влияние на долгоиграющий тренд. Возможно, поэтому эффект, оказанный пандемией на рождаемость, пока не так очевиден. Кто знает, может быть, через несколько лет компенсаторная беременность даст о себе знать и нас таки будет ждать новый беби-бум.

Но что можно заявить с определенной долей уверенности, так это то, что бедность и социальная неустроенность приводит к более высокой рождаемости и, как следствие, все большей нагрузке на государство и общество в виде неустроенной молодежи. Результатом становятся социальные взрывы, революции и войны — 20 век подарил нам немало подобных примеров.

Фотографии: 1 — City of Toronto Archives / Alexandra Studio; 2 — Annie Spratt / Unsplash.

guest
0 Комментарии
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии