Поддержка
22 октября 2021 604 0

«Потеря волос — меньшее из зол»: истории женщин, переживших рак молочной железы

О результатах непростого лечения и принятии себя во время реабилитации

604 0
Текст: Дарья Богомолова
«Потеря волос — меньшее из зол»: истории женщин, переживших рак молочной железы

Октябрь — месяц борьбы с раком молочной железы. По данным ВОЗ, этот самый распространенный вид рака является главной причиной смерти женщин от онкологических заболеваний. Однако его выявление на ранней стадии позволяет успешно вылечиться.

Освещение этой темы — мощное послание всем женщинам, оказавшимся в подобной ситуации. В рамках проекта #надопоговорить VK и Добро Mail.ru запустили информационную кампанию и сбор средств, а наши героини рассказали о том, как впервые нашли у себя новообразование, какие эмоции испытали во время лечения и как восстановились после.

Рак молочной железы (РМЖ) — самое распространенное онкологическое заболевание у женщин. Несмотря на то, что в группу риска входит любая женщина, и с возрастом этот риск увеличивается, есть две хорошие новости. Во-первых, при выявлении болезни на первой стадии процент выздоровления составляет 98%, на второй — 93%. Во-вторых, здоровый образ жизни и регулярные обследования могут сократить число случаев заболевания на 40%.

VK при поддержке Research Mail.ru изучила отношение общества к проблеме рака молочной железы. Оказалось, что 91 % россиян знают о заболевании, но каждая третья женщина старше 40 лет не проходит обследование на регулярной основе, а больше половины мужчин не обсуждают диагноз с заболевшими родственницами. 

Согласно исследованию VK, самым веским поводом для обращения к врачу женщины считают наличие уплотнений в груди (60%). 39% обратились бы к специалисту, заметив выделения из сосков, 33% — с непроходящей болью в каком-либо участке молочной железы, 32% — увидев изменения размера либо формы молочной железы, 28% — с болью в подмышечной области.

Арина Писарева, безработная, 48 лет

Обнаружила я у себя новообразование случайно. Сначала этому значения не придала, но потом стала болеть грудь, а лимфоузлы набухли. УЗИ показало третью стадию рака молочной железы.

Лечение было тяжелым, и потеря волос — это меньшее из зол. Организм сдал: мне поставили диагноз «сахарный диабет», начались проблемы с печенью. Я прошла «красную», самую жесткую химиотерапию, и «белую». Потом была операция, затем лучевая терапия.

Сейчас все хорошо, хотя во второй груди у меня нашли карциному, а также есть мутация генов. То есть существует риск возникновения повтора. Именно поэтому я хочу сделать профилактическую мастэктомию второй груди (удаление молочной железы), а также удалить внутренние женские половые органы.

Моя семья — это мама и собака. Мама помогала очень сильно, несмотря на то, что давалось ей это непросто. Мой папа умер от рака, а брат скончался еще в молодом возрасте. Помогали близкие подруги, в том числе деньгами, потому что я осталась без работы, а инвалидности еще не было.

Сейчас я чувствую себя по-разному, иногда, правда, накатывает сильная усталость. Но причин унывать нет, ведь жизнь нам дана не для этого. Конечно, принять свое тело после радикальной мастэктомии на одну грудь было очень тяжело. Но и с этим я смирилась. Хотя неудобно!

Услышав подобный диагноз, как у меня, нужно суметь сохранить спокойствие и расставить приоритеты — важнее вылечиться. Нужно набраться терпения, упорства и мужества. Все лечится.

Важные действия, чтобы не пропустить недуг:

  • узнайте историю болезней родственников: был ли у кого-то из них рак;
  • старайтесь полноценно питаться и чаще двигаться;
  • регулярно проходите профилактические обследования;
  • следите за сигналами, которые подает вам тело, и при любых опасениях обращайтесь к врачу.

Инна Цховребова, нотариус, 46 лет

Новообразование я обнаружила сама, когда мылась в душе. Помню, как во время УЗИ на меня нахлынули слезы, а внутри все сжалось. Ведь моя мама умерла от рака молочной железы, когда мне было восемь лет.

С родными мы решили, что на операцию и лечение я поеду в Израиль. Я прошла восемь курсов химиотерапии, потом два месяца делала радиотерапию. Лечение дало отличные результаты. Хорошая статистика по вылечиванию рака придавала мне сил и уверенности. Я не могла допустить, чтобы мои дети росли без мамы, поэтому не позволяла никакой жалости к себе.

Самая большая поддержка во время болезни была от мамы мужа, всей нашей дружной родни, близкой подруги, друзей и новых людей, которые стали частичкой моей души. Вместе мы проживали обычную жизнь, не зацикливаясь на лечении.

Самым тяжелым было принять выпадение волос из-за химии. Но родные помогли подобрать красивый натуральный парик. Только потом я поняла, что потеря волос — это ерунда, главное — избавиться от опухоли.

Сейчас я чувствую себя превосходно. После болезни я стала больше себя ценить, а вся эта истории в целом меня укрепила. Важно не отчаиваться, найти правильных специалистов и собрать несколько мнений врачей. А чтобы поскорее проскочить через все трудности реабилитации, нужно заниматься спортом, правильно питаться и пить много воды.

Для того, чтобы вовремя проходить обследования и снизить риск выявления рака молочной железы на поздней стадии, женщинам очень важно знать свою семейную историю. Наличие трех и более случаев рака груди в одной семье четко указывает на высокий риск развития заболевания и требует особого подхода к ранней диагностике.

Ирина Гагушина, медсестра, 34 года

Опухоль я обнаружила сама спустя полгода после чекапа, на котором было все хорошо. Сразу подумала, что ничего страшного, потому что все лечится. Мне важно было найти неравнодушного врача, который бы занялся мной «от» и «до». И мне с этим повезло.

Я лечилась по ОМС, пройдя шесть курсов очень жесткой химиотерапии. Мало будет сказать, что я плохо себя чувствовала в этот период. Но это себя оправдало: клетки опухоли после не обнаружили. Затем мне сделали радикальную мастэктомию и удалили три подмышечных лимфоузла. А также установили на месте груди временный эспандер (пустой протез), который нужно будет заменить на имплант.

К сожалению, практически все люди в моем окружении так испугались, что отстранились. Вместе со мной прошли этот путь только мой муж и приятельница по несчастью, с которой мы познакомились в пациентском чате.

На данный момент я делаю профилактические капельницы и в целом чувствую себя хорошо. Прошло ровно полгода с химиотерапии. Организм практически пришел в себя: у меня классная прическа и восстановился менструальный цикл.

Мое восприятие себя изменилось, но не кардинально. Я стала внимательнее к себе, больше принимаю и люблю. Стало меньше критичности и требовательности. Я живу здесь и сейчас, наслаждаясь тем, что меня окружает.

Столкнувшись с подобным диагнозом важно не впасть в панику, а собраться с силами. Поплакать можно будет и потом, но сначала важно найти врача, больницы, изучить всю информацию о болезни и ее лечении.

Какие обследования нужно проходить для ранней диагностики заболевания? Обратитесь к онкологу-маммологу, он вас проконсультирует и составит индивидуальную программу обследования.

Оксана Алтаева, в декретном отпуске, 39 лет

Новообразование около двух сантиметров я нащупала сама — оно было твердым, как камушек. В заключении биопсии мне написали «высокодифференцированный рак».

Лечение мы решили проходить в Израиле. Мой врач назначил дополнительные обследования, а также посоветовал пройти процедуру экстракорпорального оплодотворения (ЭКО). Так получилось, что рак мне поставили ровно через год после трагически закончившейся беременности. Скорее всего она дала осложнения.

В России запрещено стимулировать онкобольных, а у меня был гормонозависимый рак. Мы вернулись в Израиль и после необходимых процедур в рамках ЭКО я начала химиотерапию. Затем была операция, облучение и год таргетной терапии. На операции у меня уже не было опухоли, но нужно было удалить опухолевое ложе и один лимфоузел. Операция прошла идеально, так что грудь никак не деформировалась.

Самую большую поддержку во время болезни мне оказывал муж. Именно он искал контакты врачей, лечение и предложил поехать в Израиль. Там мне было очень комфортно: я не скрывала облысение, и люди не относились ко мне как к больной, врачи подбадривали и очень заботились.

Во время заболевания важны позитивный настрой и вера в то, что все пройдет. Нужно строить планы на будущее! Почти два года назад суррогатная мать родила нам здорового сына. И уже шесть лет я нахожусь в стойкой ремиссии.

Про рак важно говорить. Я бы хотела, чтобы у людей пропал цепенящий страх при слове «рак», потому что сама с этим сталкивалась не раз, чувствуя, как людям хочется поскорее закрыть эту тему. И жизнь после рака есть — она может быть здоровой и счастливой.

Как часто проходить обследования? Начиная с 40 лет – обязательно один раз в два года. Это особенно важно, если вы в группе риска: ваши родственники болели раком молочной железы или яичников, либо у вас выявлены генетические мутации.

Ольга Музалева, бухгалтер, 63 года

О новообразовании я узнала случайно, когда впервые попала на маммографию. Опухоль была небольшой, поэтому меня направили сразу на операцию, без химиотерапии. Я выбрала радикальную операцию, потому что она давала возможность избежать послеоперационного облучения.

Потом у меня развился посттравматический синдром, хотя я только сейчас узнала, как называется это состояние. Я была «замороженной», с полным отсутствием эмоций. Понимала, что должна радоваться, но ничего позитвного не чувствовала.

Я интуитивно постаралась быстрее вернуться к своему прежнему образу жизни. Вышла на работу еще до закрытия больничного, начала ходить в бассейн, чтобы восстановить подвижность руки, поехала в путешествие в горы. Там эмоции вернулись. Сейчас я прохожу гормональную терапию и чувствую себя хорошо, нахожусь в стойкой ремиссии.

Когда я услышала диагноз, то сразу решила, что постараюсь сохранить свой обычный образ жизни. Мои близкие поддерживали во всем: муж помогал морально и физически (возил на обследования), а сын искал контакты и информацию. Мы продолжали активно путешествовать, занимались спортом и ездили на дачу. Все это время я продолжала работать.

Настроение во время лечения было разным. Часто казалось, что все это происходит не со мной. Поменялось ли во мне что-то после рака? Нет. Кто-то бросает нелюбимые дела, меняет что-то кардинально, расставляет иные приоритеты. Я же чувствовала, что просто хочу вернуться к прежней жизни.

Да, изменения в теле произошли серьезные, но я не стала устанавливать имплант. Сейчас есть прекрасное корректирующее белье — это комфортно и удобно.

У меня не разделилась жизнь на «до» и «после». Конечно, болезнь, процедуры и обследования отнимают силы, но нужно продолжать жить.

Фотографии: обложка — Vlad Kutepov / Unsplash; 1 — Victoria Strukovskaya / Unsplash ; 2 — Peter Ivey-Hansen / Unsplash; 3 — Stefano Bucciarelli / Unsplash; фотографии героинь из личных архивов.

Текст: Дарья Богомолова
guest
0 Комментарии
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии