Личный опыт
24 июля 2021 11.2 тыс 7

Как я родила двух детей после 40 лет

Почему возраст стоит брать в расчет, даже если термин «старородящая» уже не актуален

11.2 тыс 7
Текст: Дарья Миколайчук
Как я родила двух детей после 40 лет

По данным Росстата1, последние пять-семь лет 20 % россиянок рожают первого ребенка до 25 лет. Но женщин, которые откладывают материнство на возраст после сорока, больше — 24 %.

Современная медицина позволяет делать то, что до последнего времени казалось невозможным, при этом женщина, решившаяся на позднее материнство, все еще может услышать от окружающих, что она «старородящая». Насколько трудно стать матерью в зрелом возрасте? Так ли важен возраст или с беременностью, и правда, лучше не затягивать? О своем опыте рассказывает журналист и редактор Анна Кудрявская-Панина, которая родила двух дочерей после 40 лет.

У меня никогда не было репродуктивных проблем. Старших детей я родила в 22 и 24 года, беременности и роды прошли без осложнений. Я вышла замуж во второй раз после тридцати. Мы с мужем думали об общем ребенке, но решили не спешить. Начали планировать беременность, когда мне было почти тридцать девять. Мы перестали предохраняться и не делали никаких исследований, кроме регулярных чекапов. Казалось, этого достаточно. Возраст тогда не воспринимался как какой-то определяющий фактор. Мы рассчитывали на беременность в течение года.

Выкидыш

Через год с небольшим это действительно случилось. Я увидела две полоски, когда мы отдыхали в Великобритании. Естественно, мы обрадовались, но через несколько дней случился выкидыш, на сроке примерно шесть-семь акушерских недель. Как я теперь понимаю, это была неразвивающаяся беременность. Все произошло само. В таких случаях медицинская помощь обычно не требуется. Многие женщины даже не замечают выкидыши на ранних сроках: они часто происходят еще до того, как о беременности становится известно.

В день, когда все случилось, мы поехали на экскурсию по Шотландии. Мне было очень тяжело, в первую очередь психологически. Но мы решили ничего в наших планах не менять. Мы тряслись в микроавтобусе, было грустно, но лежать в гостиничном номере было бы тяжелее. Так я хоть немного отвлекалась на озера, леса, горы, старинные замки. Думаю, рутина должна сохраняться в такие моменты, иначе велика вероятность скатиться в полное уныние. Оно неизбежно, но рутина помогает держаться на плаву.

Через полгода я показалась гинекологу и сдала анализы, все оказалось в норме. Единственная мысль, которая тогда возникла: да, наверное, это тот самый возрастной фактор, о котором я не думала в самом начале. Сложно спорить с тем, что в 40 лет яйцеклетки не того же качества, что в двадцать. Забеременеть с возрастом сложнее, да и потом можно столкнуться с неожиданными трудностями.

Даже после того, что случилось, у нас и мысли не возникло прекратить попытки зачать. Но беременность не наступила ни через год, ни через полтора. К этому времени мне уже исполнился 41 год.

Репродуктологи

Мы обратились к репродуктологам. Врачи поставили диагноз «бесплодие неясного генеза» и предложили ЭКО. Эту идею я отмела сразу: мы ведь абсолютно здоровы! Я была не готова к гормональной стимуляции. И еще меня беспокоил моральный аспект. Эмбрионов в результате ЭКО может получиться несколько. А что я буду делать, если их окажется, например, пять? Или семь? Одного-двух я способна забрать, а что будет с остальными?

При этом я понимала, что время уходит. Репродуктологи говорят, 42 года — такая отсечка, после которой естественная беременность — нечто из разряда чуда. Это ужасное клише про «тикающие часики», но я не просто их слышала, мне казалось, что они нависли надо мной оглушительным метрономом. Каждый новый цикл меня одновременно и расстраивал, и дарил мне надежду, я физически чувствовала, как время уходит.

Это ужасное клише про «тикающие часики», но я не просто их слышала, мне казалось, что они нависли надо мной оглушительным метрономом.

С репродуктологом мы решили попробовать так называемое программируемое зачатие. Это когда регулярно посещаешь врача, отслеживаешь овуляцию с помощью УЗИ, делаешь себе инъекции триггеров овуляции, а доктора назначают тебе половой акт в определенные дни. Звучит очень серьезно, но мы старались сохранять чувство юмора и относиться к этому с иронией, потому что можно стать одержимым или просто свихнуться, если воспринимать все происходящее с фанатизмом.

Больше полугода у нас ничего не получалось. И мы согласились на ЭКО. Моральную дилемму я решила для себя так: мне надоело быть контрол-фриком, пусть случится то, что должно.

Но произошло кое-что неожиданное. Пока мы собирали анализы, я забеременела самостоятельно, еще до процедур, связанных с ЭКО. Мы это восприняли как подарок. Но его у нас быстро забрали: снова неразвивающаяся беременность и выкидыш. Когда такое случается в первый раз, это воспринимаешь как случайность. Когда снаряд второй раз попадает в ту же воронку, ты понимаешь, что это уже закономерность. Врачи поменяли диагноз с «бесплодие неясного генеза» на «хроническое невынашивание беременности».

Потеря беременности — горе для любой женщины и горе вдвойне, когда забеременеть получается после множества бесплодных попыток. Ты видишь две полоски и уже высчитываешь дату родов, думаешь, мальчик или девочка, выбираешь имя, обсуждаешь с мужем обустройство детской. Даже за две недели ты успеваешь прожить эту беременность.

Это не просто потеря беременности, для меня это была потеря ребенка, которого я себе уже представила, визуализировала, мысленно выносила. Когда такое случается несколько раз подряд, все переживания умножаются. В нашем случае пришлось еще и осознать, что дело, скорее всего, в хромосомных аномалиях эмбрионов, что тоже связано с моим возрастом. Так говорили врачи. Организм быстро распознает поломку и избавляется от плода.

ЭКО

Что это все значило в нашем случае? Что нужно делать не просто ЭКО, а ЭКО с предимплантационной генетической диагностикой, которая отсеивает эмбрионы с аномалиями. Что это, по сути, наш последний шанс на здоровую беременность. Мы пошли на процедуру и получили два эмбриона. Но к пятому дню, — а он критически важен, потому что эмбрионы достигают стадии, когда способны имплантироваться в матку, или же их замораживают для последующего переноса, — оба эмбриона перестали развиваться.

Тогда у меня впервые случилась истерика. Как будто все мои потери настигли меня одновременно. Минуя стадию отрицания, я ушла в аутоагрессию. Я говорила себе: «О чем ты думала? Ты боялась, что будет много эмбрионов? Посмотри, у тебя ни одного!» Я винила себя за то, что тянула так долго, бесконечно чего-то опасаясь. А бояться, получается, надо было другого.

Я говорила себе: «О чем ты думала? Ты боялась, что будет много эмбрионов? Посмотри, у тебя ни одного!»

Муж — довольно закрытый человек. Он тоже переживал, но больше внутри себя. Сейчас я понимаю, что даже не помню его состояния, мне было сложно концентрироваться на чем-то из-за сильных эмоций. Но мы все равно старались преодолеть препятствие, поддерживать друг друга. Мы уехали к морю на 10 дней, чтобы прийти в себя. Был декабрь, мы из Москвы улетели в Израиль, где было солнце и теплое море, гуляли каждый вечер по побережью, держались за руки, разговаривали, молчали, просто ловили каждый момент жизни. Эта поездка очень помогла. Я вспоминаю ее как одну из лучших, она оказалась очень терапевтичной.

В конце концов мы решили, что должны дать себе последний шанс, и пошли на «контрольный» протокол ЭКО. Врачи изменили схему, получили больше яйцеклеток, но до пятого дня дожил только один эмбрион сомнительного качества. Что это значит? Эмбрионы состоят из двух частей, внутренней и внешней. В зависимости от того, сколько клеток и какого качества в каждой из них, эмбрионы можно условно разделить на «отличников», «хорошистов» и всех остальных.

Врачи сказали, что наш сомнительный эмбрион даже невозможно проверить на генетические аномалии просто потому, что он погибнет, если несколько клеток возьмут для исследования. По словам репродуктологов, раньше такие не замораживали для последующего переноса в матку, считая бесперспективными.

Беременность

Так что мы в итоге заморозили «котенка в мешке». В протоколе ЭКО использовались препараты, которые не позволяли сразу перенести эмбрион в матку. Чтобы дать ему идеальный шанс, меня отправили отдыхать. Врачи посоветовали до переноса предохраняться, но у меня это вызвало внутренний протест. Мне казалось это странным и неправильным в то время, когда мы безуспешно пытаемся зачать ребенка. При этом к тому моменту мы с мужем уже примирились с мыслью, что, возможно, у нас ничего не получится.

Но именно в этот момент я забеременела. Сама. Без препаратов и стимуляций. Я была удивлена, обрадована и встревожена, потому что я очень боялась повторения предыдущего сценария. Я буквально через день ходила сдавать анализ на ХГЧ, следила за его ростом. Если что-то не нравилось, я сходила с ума. Но как только миновал срок, на котором я теряла беременности, меня отпустило. И все же тревоги не исчезали: а вдруг у ребенка обнаружат генетические аномалии? Мы еще не знали, что покажет скрининг. Тогда мы с мужем решили, что оставим малыша в любом случае.

Скрининг показал, что все хорошо, и в целом беременность прошла идеально. Я родила самостоятельно, без кесарева сечения, здоровую девочку. Мне было 43 года.

Присутствие мужа на родах было для нас очевидным и естественным решением. Это было одинаково нужно и мне, и ему. Муж помогал врачу во время родов, иногда я слышала его вопросы вроде: «Черненькое — это уже головка?» Мы даже успевали посмеяться и поиронизировать над его вовлеченностью в этот процесс. Он был абсолютно счастлив, перерезал пуповину и стал первым, кто держал дочь на руках.

После родов я довольно быстро восстановилась, возраст здесь не оказался помехой. Оставался только один вопрос: когда забирать наш эмбрион? А в том, что мы его заберем, у нас не было никаких сомнений. Через год и три месяца после рождения девочки эмбрион перенесли в матку. Мы оба были готовы к тому, что это закончится ничем. Более того, в отличие от мужа, я почти была в этом уверена.

Совершенно неожиданно эмбрион прижился. И снова почти идеальная беременность, а роды стали самыми легкими в моей жизни. Еще одна девочка родилась с первой потуги, за 10 минут до этого мы с мужем рассказывали друг другу анекдоты. Так я стала матерью в четвертый раз в 45 лет.

Путь с негарантированным результатом

Какие я делаю выводы из этой истории? Конечно, случилось чудо — два чуда, ради которых мы (и врачи) старались несколько лет. Два чуда, по дороге к которым пришлось пережить многое. Но такого финала могло и не быть. Я прекрасно понимаю, что у любой медали две стороны. С одной — все это очень здорово. Репродуктивные технологии настолько продвинулись, что женщины способны зачать, выносить и родить после сорока. Раньше об этом приходилось только мечтать и уповать на то самое чудо.

С другой стороны, мне кажется, многие истории о поздних родах, в том числе и моя, могут создать иллюзию легкости этого пути: смотрите, она смогла, значит, и у меня получится. Нет, это не так. Получится не у каждой. Это сложный путь с негарантированным результатом. Сейчас я понимаю, что мне стоило планировать беременность как минимум лет на пять раньше.

Многие истории о поздних родах, в том числе и моя, могут создать иллюзию легкости этого пути: смотрите, она смогла, значит, и у меня получится. Нет, это не так.

Мне кажется критически значимым, чтобы у женщин, которые хотят забеременеть после сорока, помимо надежд была еще и осознанность, которой, как я сейчас понимаю, мне в свое время не хватило. Важно понимать, что возраст не помеха, но в репродуктивных вопросах он не играет нам на руку и никогда не будет нашим союзником.

Я встречала на форумах множество женщин, которые в попытках зачать и выносить в случае потери беременности или неудачного ЭКО чувствуют себя одинокими, потерянными и несчастными. Хочется, чтобы мы проходили через это как можно мягче. Мне кажется, что на этом пути рядом с женщиной всегда должен быть психолог.

Я тоже прошла психотерапию. Я пошла на нее перед первым протоколом ЭКО, по большому счету, от безысходности, но в процессе поняла, насколько важно проработать травмы и принять реальность такой, какая она есть.

Позднее материнство привело меня в новую профессию. Я хочу помогать женщинам как репродуктивный и перинатальный психолог. Еще до рождения младшей дочери я начала учиться, и первый курс, который я прошла, был по перинатальным потерям. Сейчас я учусь в магистратуре и планирую стать практикующим психологом, чтобы быть рядом с женщинами в непростые и важные моменты жизни и помочь им найти опору.

Фотографии из архива героини: обложка — Екатерина Склярова; 1 — Александр и Евгения Базескины; 2 — Екатерина Склярова.

  1. Рождаемость по данным Росстата rosinfostat.ru
Текст: Дарья Миколайчук
guest
7 Комментарии
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Елена
Елена
07.08.2021 13:02

Добрый день! А можно получить ссылку на аккаунт героини. Я тоже родила двух дочек после 40 лет и я ищу таких же, как я. Заранее спасибо!

Иван
Иван
07.08.2021 20:43

Собственно, очередное подтверждение, что лучше не геройствовать, а вдоволь нарожаться пораньше, лет до 35. А дальше прсото наслаждаться жизнью и внуками.

Анонимно
Анонимно
09.10.2021 08:46
Ответить на  Иван

Жизнь у всех по разному складывается!!!вы же не компьютер…

Радмила
Радмила
08.08.2021 13:39

Здравствуйте, как можно получить Вашу помощь?

Мария
Мария
25.09.2021 01:55

Когда у женщины уже есть двое деток- это уже огромное Счастье!!!И тогда, поверьте, гораздо легче все последующее!!!!А когда ты 15 лет не можешь забеременеть и прошёл уже через огонь, воду и медные трубы…И на 14 год отсутствия беременности- вдруг беременность двойней, закончившейся замиранием… Вот тогда действительно сложно!!!!!!